Донецкие каникулы. Все хорошо, прекрасная маркиза…

Донецкие каникулы 2Кто едет в Сочи, а я из Сочи. На зимних каникулах съездила на свою Родину – в Донецк. Не была уже 2 с половиной года. В конце мая 2014 года приехала в Сочи и живу здесь до сих пор. А почему – не трудно догадаться. Я очень скучаю по родному городу.

Чтобы добраться до Донецка, мне с мамой нужно было сначала на поезде доехать до Ростова-на-Дону, а потом пересесть на машину. На железнодорожном транспорте до Донецка не добраться: ЖД-вокзал разбили, да и пути в некоторых местах повреждены. Дорога прошла нормально. Выстрелов не было слышно. Повезло. Дороги в нормальном состоянии. Даже если есть разрушения, то стараются как можно быстрее восстановить. А вот на самолёте в Донецк попасть невозможно.  Во-первых, небо над Донбассом закрыто для самолётов. Во-вторых, донецкий аэропорт разбомбили ещё в 2015 году. От него остался только чёрный, обугленный скелет со страшными провалами окон. А рядом, на территории аэропорта, лежат останки самолётов вперемешку с обломками административных зданий и служебных помещений, которые раньше там стояли.  Сейчас районы, которые находятся рядом с аэропортом, постоянно подвергаются обстрелам. Да и не только эти районы обстреливаются. Города, которые сейчас подконтрольны ДНР, целенаправленно разбивают. Вот недавно был обстрелян Клиноватой, где работает мой родственник. Ему повезло. Тогда он уже был на пути домой. А в центре города попали в несколько жилых домов. Были раненые и погибшие. А ещё попали снарядом в городскую больницу №5 в Макеевке. Там тоже пострадали люди. Стреляют и по другим местам скопления людей: детским садикам, школам, автобусным остановкам, автобусам. Моей маме было нужно в пенсионный фонд, который находится в Киевском районе. «Там очень жутко. Улицы пустынны. Дома обстреляны. Стоят без окон, с огромными дырами в крышах. На конечной остановке автобуса стоят два-три человека. И абсолютная тишина» — сказала она. Киевский район один из самых «горячих». Там уже разбитые дома перестали восстанавливать, так как уже не хватает материалов. Да и не для кого восстанавливать. Жители либо уехали к родственникам, либо погибли.  Мне очень повезло. Я живу в панельном десятиэтажном доме с «картонными» стенами. Мой дом находится в одном из самых спокойных районов. Только пару раз были попадания. Тогда обстреливали шахту «Глубокая», которую видно из окна моего дома. Попали в неё и в поле, где раньше росли подсолнухи. Оно как раз между домами и шахтой. Однако, на днях, когда я уже вернулась в Сочи, мне сообщила сестра, что обстановка резко ухудшилась. Но люди продолжают жизнь своей жизнью. У нас на улице новые магазинчики появились и даже ещё одну церковь строят. Однако война есть война. Всем знакомы объявления на дверях супермаркетов «Запрещён вход с собаками, мороженным и т.д.». А в донецких супермаркетах (и не только) наклейка «Запрещён вход с оружием». По улицам ходят люди в камуфляже с автоматами наперевес. Они никого не трогают и охраняют порядок. Это полиция.

Больше всего меня радует и удивляет, что Донецк не унывает. Новый год праздновался с большим размахом. Центр города живёт. На главной площади даже детей на лошадях и пони катают. Люди делают всё, чтобы Донецк был красивым и радостным. Установили 23-х метровую ёлку, которую украсили гирляндой длиной более трёх километров. Прошли утренники для детей, гуляния в новогоднюю ночь и даже фейерверки. На улицах яркие украшения. Почти у каждого крупного магазина или в кафе стоит наряженная ёлка. В Донецке за эти 2 с половиной года ни разу не закрывались цирк, филармония, театр оперы и балета и драматический театр. Работают крупные торгово-развлекательные центры. Некоторые из них даже больше сочинского Моремолла. Например, «Донецк-сити», «Грин-плаза». Так что, как поется на старой пластинке, с детства любимой: «все хорошо, прекрасная маркиза». А теперь о самом важном, о чём мечтают жители Донбасса. Они мечтают о мире и свободе. Чтобы можно было гулять по всему городу, без страха быть убитым или покалеченным, чтобы можно было говорить на родном языке. Конечно, у каждого он свой, но на Донбассе почти все говорили и говорят на русском языке. И главное, мои земляки хотят жить спокойно, не подскакивая от каждого громкого звука.

Черникова Ариана,  16 лет, участница  творческой лаборатории «Русская речь»